December 28th, 2011

Мост Безопасности, Юрий Гедзберг

ДЕРЕВО

К тому времени, когда мы встретились, это ДЕРЕВО уже прожило довольно долгую жизнь – оно было высоким, сильным, красивым, если хотите, даже породистым. (В городе редко вырастают такие, чаще всего произрастают какие-то чахлые, худосочные деревца, либо совсем уж нескладные, изуродованные стесненными, вредными условиями жизни деревья.)     

Все последующие 11 лет, когда мы виделись с ДЕРЕВОМ - в разное время суток, в разные времена года, при разной погоде - я любовался этим ДЕРЕВОМ. Иногда, проходя мимо ДЕРЕВА, я прикасался рукой к его шероховатому стволу. Особенно красивым был его (почему-то хочется написать "ее") осенний наряд: все оттенки зеленого, и желтого, и багряного – гигантская копна листьев каждый день меняла свой наряд, не восхищаться этим было невозможно… Не прощу себе, что я за все время ни разу не сфотографировал это ДЕРЕВО.

Весна и лето этого года ничем не отличались от предыдущих, но в начале осени… как-то враз ДЕРЕВО лишилось листьев. Это было необъяснимо и тревожно – красивейшее ДЕРЕВО стояло абсолютно обнаженным неподалеку от других деревьев, которые еще не сбросили свои листья.

ДЕРЕВО

В один из осенних дней, проходя мимо дерева, я увидел страшную метку.

ДЕРЕВО

Это обозначение мне уже было знакомо – оно предназначается рабочим, что занимаются уничтожением старых и больных деревьев. Откровенно говоря, трудно было смириться с тем, что ДЕРЕВО обречено. Как такое могло  произойти? Ведь совсем недавно оно было самым сильным, самым большим в округе…  Как всегда в подобных случаях, не хотелось думать о плохом, оставалась какая-то ничем не подкрепленная надежда, что может быть, вдруг, еще...

Вчера не стало ДЕРЕВА.

ДЕРЕВО

Остались дрова.

P.S. Я не раз видел, как умирают, засыхают деревья или как часть листвы их становится больной. Зачастую тлей или каким-то другим вредителем их заражают рядом стоящие деревья. Но ведь здесь рядом ни одного дерева. И кроме того, все это происходило ни год, ни два, а буквально сразу. Я не специалист, однако взгляните на спилы совершенно здорового дерева.

И если на этом бойком месте (угол Б.Сампсоньевского проспекта и Кантемировской улицы) через полгода появится какая-нибудь "стекляшка", я буду знать, что мое ДЕРЕВО убили.

Потому что наша подлая, мерзкая, лживая жизнь дает почву для паранойи, для конспирологии (могли ведь отравить ДЕРЕВО каким-нибудь плутонием, что ли; людей травят, а тут - какое-то ДЕРЕВО…). Потому что человеку свойственно быть неблагодарным (не только по отношению к другим людям, но и к деревьям, которые живут вместе с ним).

P.P.S. Трудно деревьям живется в городе. В Санкт-Петербурге их становится все меньше. Еще недавно Лесной проспект был действительно островком леса – теперь это совсем не так. В Удельном парке вовсю вырубают деревья – хотят создать  4 тренировочных поля для "Зенита" (за городом, оказывается, тренироваться неудобно)…

P.P.P.S. Я уже писал о деревьях:

Мы и деревья


Деревья не умирают (бизнес-идея)